Одно признание в любви

13.12.2015 12:37

 

«... Об одном прошу вас — считайте меня своим другом, и ежели вам нужна помощь, совет, просто нужно будет излить свою душу кому-нибудь — не теперь, а когда у вас ясно будет в душе — вспомните обо мне. 

Он взял и поцеловал её руку. 

— Я счастлив буду, ежели в состоянии буду... — Пьер смутился. 

— Не говорите со мной так: я не стою этого! — вскрикнула Наташа и хотела уйти из комнаты, но Пьер удержал ее за руку. Он знал, что ему нужно что-то еще сказать ей. Но когда он сказал это, он удивился сам своим словам. 

— Перестаньте, перестаньте, вся жизнь впереди для вас, -- сказал он ей. 

— Для меня? Нет! Для меня всё пропало, — сказала она со стыдом и самоунижением. 

— Всё пропало? — повторил он. — Ежели бы я был не я, а красивейший, умнейший и лучший человек в мире, и был бы свободен, я бы сию минуту на коленях просил руки и любви вашей. 

Наташа в первый раз после многих дней заплакала слезами благодарности и умиления и взглянув на Пьера вышла из комнаты. Пьер тоже вслед за нею почти выбежал в переднюю, удерживая слезы умиления и счастья, давившие его горло, не попадая в рукава надел шубу и сел в сани. 

— Теперь куда прикажете? — спросил кучер. 

"Куда?", - спросил себя Пьер. "Куда же можно ехать теперь? Неужели в клуб или гости?" Все люди казались так жалки, так бедны в сравнении с тем чувством умиления и любви, которое он испытывал; в сравнении с тем размягченным, благодарным взглядом, которым она последний раз из-за слез взглянула на него. 

— Домой, — сказал Пьер, несмотря на десять градусов мороза распахивая медвежью шубу на своей широкой, радостно-дышавшей груди. Было морозно и ясно. Над грязными, полутемными улицами, над черными крышами стояло темное, звездное небо. Пьер, только глядя на небо, не чувствовал оскорбительной низости всего земного в сравнении с высотою, на которой находилась его душа. 

При въезде на Арбатскую площадь, огромное пространство звёздного темного неба открылось глазам Пьера. Почти в середине этого неба над Пречистенским бульваром, окруженная, обсыпанная со всех сторон звёздами, но отличаясь от всех близостью к земле, белым светом, и длинным, поднятым кверху хвостом, стояла огромная яркая комета 1812-го года, та самая комета, которая предвещала, как говорили, всякие ужасы и конец света. 

Но в Пьере светлая звезда эта с длинным лучистым хвостом не возбуждала никакого страшного чувства. Напротив Пьер радостно, мокрыми от слез глазами, смотрел на эту светлую звезду, которая, как будто, с невыразимой быстротой пролетев неизмеримые пространства по параболической линии, вдруг, как вонзившаяся стрела в землю, влепилась тут в одно избранное ею место, на чёрном небе, и остановилась, энергично подняв кверху хвост, светясь и играя своим белым светом между бесчисленными другими, мерцающими звездами. Пьеру казалось, что эта звезда вполне отвечала тому, что было в его расцветшей к новой жизни, размягченной и ободрённой душе». 

Л.Н.Толстой "Война и мир" 

В программе «Правила Жизни» от 28.04.2015 журналист Леонид Клейн размышляет "О чём книга "Война и мир" и зачем необходимо её прочесть. «Современные психологи пишут: для того, чтобы состоялся удачный брак, люди должны дорасти до этого состояния, они должны дозреть (когда Толстой писал роман, этой теории еще не было). Потом будет еще третий том и часть четвертого, когда это [дозревание] произойдет. Но здесь (в конце второго тома), возникшая эмоция показывает, как из этого простого, искреннего и такого человеческого, совершенно органического поступка, вырастает целый мир. Мне кажется это самые гениальные строки, написанные в XIX веке. И здесь ПРО ЛЮБОВЬ К МИРУ, потому что она питается любовью к конкретному человеку. Этот момент абсолютного счастья героя романа, который может пережить читатель... На мой взгляд, это лучшее объяснение в любви в русской литературе...» .

Леонид Клейн


Яндекс.Метрика

Koнтакт

Елена Гвозденко